РУ БЕ EN

Почему тяжело разорвать отношения с виновником домашнего насилия?

О препятствиях на пути разрыва отношений с виновником домашнего насилия.

Чаще всего, говоря о жертвах домашнего насилия, общество задаётся вопросом: «Почему они остаются?» Родные, друзья, коллеги по работе и социальные работники, которые пытаются понять причины, по которым жертва домашнего насилия не ушла от жестокого партнера, часто ощущают беспомощность и раздражение. Некоторые жертвы домашнего насилия уходят от своих партнеров, а другие могут уходить, а потом возвращаются.

Уход от жестокого партнера – это процесс, а не событие для многих жертв, которые не могут просто «собратья и уйти».

Для того чтобы понять сложную природу разрыва отношений с жестоким партнером, необходимо рассмотреть препятствия и риски, перед которыми оказываются жертвы, обдумывающие уход или пытающиеся уйти.

Среди индивидуальных, системных и социальных препятствий, стоящих перед жертвами домашнего насилия выделяют:

• Страх. Виновники обычно угрожают найти жертву, причинить ей вред или убить, если те разорвут отношения. Для многих жертв этот страх становится реальностью, когда после ухода их преследуют партнеры. Виновники часто пытаются или угрожают добиться единоличной опеки над ребенком, обвиняют жертву в насилии над ребенком или похищают детей. Раньше со стороны органов охраны правопорядка, юридической системы и социальных служб, которые должны были заниматься случаями домашнего насилия, никакой помощи и защиты в этом вопросе не оказывалось. Недостатки системы и неудачные прошлые попытки жертв домашнего насилия найти помощь, привели к тому, что многие из них считают, что от виновника их не защитят и им безопаснее оставаться дома. Хотя предстоит сделать еще многое, но уже сейчас имеется растущая тенденция юридической защиты и общественной поддержки жертв.

• Изоляция. Один из эффективных видов тактики, используемый виновниками для установления контроля над жертвами – изолировать их от систем поддержки, за исключением первичных интимных отношений с ними. В результате некоторые жертвы не знают о существовании услуг или людей, которые могут им помочь. Многие уверены, что они одиноки в их борьбе с насилием. Эта изоляция усиливается, когда общество навешивает на них ярлык «мазохистов» или «слабаков», не уходящих от виновника. Часто жертвы отгораживаются от друзей и родственников, стыдясь за совершенное над ними насилие, или хотят таким образом защитить от жестокости других людей.

• Финансовая зависимость. Некоторые жертвы не имеют никакого дохода и им не давали получить образование или работу. Жертвы, не имеющие необходимых навыков работы или образования, транспорта, доступа к приемлемому дошкольному учреждению, безопасного места проживания и возможностей обращаться к врачу, стоят перед очень ограниченным выбором. Нищета и недостаточная экономическая поддержка со стороны могут представлять собой огромные проблемы для жертв, нуждающихся в безопасности и стабильности. Часто жертвы оказываются в положении выбора между потерей дома, жизнью в бедных и небезопасных сообществах и возвращением к своему жестокому партнеру.

• Вина и стыд. Многие жертвы уверены, что сами виноваты в насилии. Виновник, родственники, друзья и общество иногда укрепляют эту уверенность, обвиняя жертву в провоцировании насилия и в том, что она не предотвратила его. Жертвы насилия редко хотят, чтобы их родственники и друзья знали, что они подвергаются насилию со стороны партнера и боятся, что люди будут критиковать их за то, что они не уходят из этих отношений. Часто жертвы чувствуют себя ответственными за изменение жестокого поведения своего партнера или за изменение самих себя с целью прекращения насилия. Вина и стыд могут особенно ощущаться теми, кого обычно не признают жертвами домашнего насилия. Среди них могут быть мужчины, геи, лесбиянки и партнеры лиц, занимающих видное положение, например, священников или работников правоохранительных органов.

• Эмоциональная и физическая ущербность. Виновники часто используют ряд психологических стратегий, чтобы снизить самооценку жертвы и ее эмоциональную силу. Чтобы выжить многие жертвы начинают воспринимать реальность через парадигму виновника, становятся эмоционально зависимыми и считают, что не в состоянии функционировать без своего партнера. Психологическое и физическое влияние домашнего насилия может также влиять на функциональность жертвы и ее психическую стабильность. Это может сделать процесс ухода и планирование безопасности сложными для жертв, которые могут находиться в депрессии, иметь физическую травму или переживать суицидальное настроение. Жертвы, имеющие физические недостатки или отставание в развитии особенно уязвимы, потому что их недостаток может усилить эмоциональную, финансовую и физическую зависимость от жестокого партнера.

• Система личностных убеждений. Личные, семейные, религиозные и культурные ценности жертв домашнего насилия часто взаимосвязаны с их решениями об уходе или не уходе из отношений на основе насилия. Например, жертвы, которые твердо верят в святость брака, могут даже не рассматривать развод или сепарацию в качестве варианта избавления от насилия. Их религиозные убеждения могут сказать им, что развод – это «плохо». Некоторые жертвы домашнего насилия считают, что дети все еще должны быть с их партнером, и что развод нанесет им эмоциональный вред.

• Надежда. Как большинство людей жертвы домашнего насилия многое вложили в свои отношения и часто борются за то, чтобы сделать их здоровыми и любящими. Некоторые жертвы надеются, что насилие остановится, если они станут тем, чего от них хочет партнер. Другие считают и верят в обещания партнера измениться. Виновники не «совсем плохие» и имеют как отрицательные, так и положительные качества. «Хорошая сторона» виновника может дать жертве причину думать, что их партнер способен быть заботливым, добрым и спокойным.

• Услуги в сообществе и общественные ценности. Для жертв, которые готовы уйти, и хотят защиты, существуют разнообразные бюрократические барьеры, которые усложняют побег от насилия. Сообщества, не обладающие достаточными ресурсами и ограниченными услугами по защите жертв насилия, чье реагирование на домашнее насилие фрагментарно, является карательным или неэффективным, Не могут предоставить жертвам и их детям реалистичные или безопасные решения.

• Культурные препятствия. Недостаток культурно-ориентированных услуг для жертв создает дополнительные препятствия на пути ухода от жестокого партнера. Понятие «бьёт, значит любит» может вызвать у некоторых мужчин уверенность в том, что они имеют право на насилие для установления контроля над партнерами и детьми. В свою очередь женщины и другие члены семьи, могут прощать насильственное поведение, потому что они считают, что муж имеет над ними и детьми безграничную власть.

Среди примеров услуг на основе культурной компетенции является предложение письменных переводов материалов о домашнем насилии, предоставление перевода программ по домашнему насилию и внедрение стратегий вмешательства, которые учитывают культурные ценности, нормы и практики для эффективного удовлетворения потребностей жертв и их обидчиков. Недостаток услуг на основе культурной компетенции, которые бы учитывали культурные вопросы и язык, может быть препятствием для жертв, желающих уйти от насилия, а также для эффективной работы с виновниками, применяющими домашнее насилие. Родственники, друзья и члены сообщества тоже могут создавать дополнительное давление на жертвы, чтобы «все сработало».

Связь между домашним насилием и жестоким обращением с ребенком:

За последние несколько десятилетий усилилось понимание того, что жестокое обращение с ребенком и домашнее насилие связаны между собой. Все чаще специалисты, работающие с домашним насилием и исследователи признают, что некоторые из жертв (как взрослых, так и детей) живут в одних семьях. Исследования указывают, что от 30 до 60 процентов семей, где были установлены случаи домашнего насилия или дурного обращения с детьми, имеют место обе эти формы насилия. Исследования показывают, что у жертв, переживающих жестокие формы домашнего насилия, дети также находятся в опасности серьезно пострадать физически. Например, в американские исследования показали, что на выборке из более 6000 американских семей, 50 процентов мужчин, которые часто избивали жён, совершали и насилие и над детьми.

Согласно официальной статистике ежедневно от домашнего насилия в Беларуси страдает одна семья.

По данным литовских специалистов, работающих с проблемой домашнего насилия, женщине нужно до 5 раз вернуться к агрессору снова, прежде чем окончательно разорвать с ним отношения.

Список использованной литературы:

1. Скелет в шкафу идеальных отношений, или Почему женщина терпит насилие в семье? [Электронный ресурс] / Режим доступа : http://old.ostanovinasilie.org. – Дата доступа : 12.03.2020.

2. Целуйко, В.М. Психология неблагополучной семьи: книга для педагогов и родителей / В.М. Целуйко. - М. : ВЛАДОС-ПРЕСС, 2006. – 271 с. – (Психология для всех).

3. Черты характера потенциального насильника [Электронный ресурс] / Режим доступа : http://old.ostanovinasilie.org/. – Дата доступа : 12.03.2020.

Интернет-ресурсы: